Третейский суд – не значит третий сорт Версия для печати Отправить на e-mail
(Торгово-промышленные ведомости №12 июнь 2005г)

Третейский суд – не значит третий сорт.
Интеграция нашей страны в мировую экономическую систему невозможна без содействия становлению и развитию в предпринимательских кругах партнерских деловых отношений, формирования обычаев и этики делового оборота.
В условиях глобализации рынков, появления и внедрения новых для отечественной практики рыночных инструментов и элементов предпри¬ятия коммерческие структуры и компании, де¬ловые леди вступают между собой в правоотношения, заключают различные гражданско-правовые сделки, совершают юридические действия.
Все это в конечном итоге влияет на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей как своих собственных, так и партнеров по бизнесу или других лиц.
В одних случаях это не приводит к каким-либо отрицательным последствиям для участников гражданского товарооборота или финансовых отношений, которые получают взаимную выгоду от совместной деятельности. Однако есть немало примеров другого рода, когда неправомерные, непродуманные действия или, наоборот, бездействие одного из участников или вмешательство третьих лиц приводило к серьезным неблагоприятным последствиям для других.
Так уж сложилось в нашей стране, что почти всегда потерпевший ищет помощи у государства в лице его соответствующих органов, надеясь на проявление высшей справедливости и скорейшее разрешение своей проблемы. Поэтому заинтересованная в восстановлении своего нарушенного права сторона обращается с иском в государственный суд - общей юрисдикции или арбитражный (в зависимости от характера спора и состава участников спорного правоотношения).
Между тем нередко после такого обращения все происходит далеко не ж, как хотелось бы и в жизни каждый из нас видит тому немало примеров. Здесь и затянувшееся на месяцы, а иногда и на годы судебное разбирательство, претензии к тому, как судья ведет процесс, какие и кому задает вопросы, а в конечном итоге к самому судебному акту, ко¬торый, к сожалению, не только в ряде случаев не вносит ясность во взаимоотношения сторон, а ставит новью вопросы.
Результатом всего этого являются неудовлетворенность участников судебного разбирательства, их не только не снятые взаимные претензии, но и нередко по¬следующие упреки государственным судебным органам в неспособности объективно и беспристрастно, а также профессионально осуществлять свои функции, а иногда и обвинение в еще более неблаговидных деяниях.
Можно сколько угодно и в чем угодно обвинять отечественную судебную систему, обра¬щать внимание на «перегибы» процессуального законодательства, тем не менее в лучшую сто¬рону положение дел кардинальным образом вряд ли изменится
Решение проблемы может быть найдено в активном внедрении во взаимоотношения в сфере экономики и предпринимательства и ис¬пользовании альтернативных методов разрешения конфликтов, в частности, третейского способа разрешения споров. Дело в том, что третейский суд считается наиболее адекватной рыночной форме юрисдикцией, поскольку она предполагает многое из того, чего лишена государственная судебная система. Опыт стран с развитой рыночной экономикой, да и отечественный опыт являются тому подтверждением.
За рубежом проблема обеспечения объективного, непредвзятого и профессионального правосудия в экономической, а конкретнее, в предпринимательской сфере решается через альтернативное разрешение споров в третей¬ских судах или специализированных третейских судах, например, биржевом арбитраже.
В нашей же стране нет пока оснований гово¬рить о действительно масштабной востребованности рыночного инструмента, каковым является третейский суд, отечественным бизнес-сообществом.
Одной из основных причин такого положения является слабая информированность руководителей разных уровней, юридических служб о сущности, способах и методах альтернативного разрешения споров. Не зная и не понимая тех преимуществ, которые имеет эта процедура кстати, насчитывающая уже не одно столетие), многие (и юристы, и руководители), когда только слышат предложение о разрешении споров в каком-либо конкретном третейском руде, сразу это предложение встречают отрицательно.
Им почему-то кажется, что речь идет об управляемом и идущем строго в одну сторо¬ну процессе, с участием «нужных» судей и обязательно в пользу тех кто имеет отношение к вредителям этого третейского суда. Такое представление об институте третейского разбирательства иначе как глубоким заблуждением, являющимся следствием крайне низкой правовой культуры, назвать нельзя.
Действующие на сегодняшний день федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» и закон Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже», а также содержание ст. 230-240 Арбитражного процессуального кодекса РФ, ст. 421 1426 Гражданского процессуального кодекса РФ достаточно убедительно свидетельствуют о том, что решение третейского суда рассматри¬вается именно как акт, принятый действующим на законных основаниях учреждением (конечно, при условии соблюдения при этом необходимых установленных законодательством требований).
Следовательно, третейский суд действует как орган, правомочный решать споры по существу. Говоря иными словами, третей¬ский суд точно так же, как и государственный. вправе делать выводы о наличии или отсутствии между спорящими сторонами правонарушений, объеме взаимных прав и обязанностей, доказанности или недоказанности тех или иных обстоятельств и, как следствие, удовлетворять либо отказывать в удовлетворении исковых требований.
Одним из основных отличий третейского суда от государственного является то, что он действует исключительно на основании письменного соглашения спорящих сторон. Такое соглашение о разрешении конкретного уже возникшего спора или споров, которые могут возникнуть в будущем, оформляется в виде письменного документа либо как отдельное условие включается в договор (контракт). В целях создания благоприятных условий для образования и деятельности третейских су¬дов, утверждения в Российской Федерации института третейского суда и посредничества в апреле 2001 года был создан Российский центр содействия третейскому разбирательству. В состав учредителей Центра вошли Торгово-промышленная палата РФ, Московская торгово-промышленная палата, юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, Московская государственная юридическая академия. Основными направлениями деятельности Центра являются обучение третейских судей, общественная сертификация третейских судов, популяризация несудебных форм разрешения споров, научная и практическая деятельность, а также работа с гражданами, организациями и государственными органами по указанным во¬просам.
Прежде всего следует иметь в виду, что третейские суды учреждаются исключительно с целью создания условий и оказания содействия предпринимателям и коммерческим структурам в урегулировании и разрешении экономических споров. Спорящие стороны са¬ми выбирают тот конкретный третейский суд, в который они намерены обратиться за разрешением уже возникшего или могущего возникнуть в будущем между ними спора.
В настоящее время в Российской Федерации значатся учрежденными более 400 постоянно действующих третейских судов. Следовательно, у сторон имеется широкая возможность выбора-органа, в который они могут обратиться за разрешением конфликтной ситуации.
На первое место здесь, несомненно, следует поставить возможность самих спорящих сторон участвовать в формировании состава третей¬ского суда, на разрешение которого передан спор. В соответствии со ст. 10 федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» каждая из сторон вправе избрать третейского судью. Следует иметь в виду, что в государственных судах как общей юрисдикции, так и арбитражных сторонам не предоставлено право избрания судей.
Нужно иметь в виду, что в подавляющем большинстве случаев в список третейских су¬дей включаются юристы-правоведы, не состоящие в каких-либо отношениях с организацией-учредителем третейского суда. Таким образом, возможности оказания на них какого-либо дав¬ления со стороны организации-учредителя отсутствуют.
Вне всякого сомнения, участие в разбирательстве дела тех специалистов-правоведов, которым доверяют стороны, является еще одним из подтверждений независимости третей¬ского суда. При этом следует иметь в виду, что при любом способе формирования состава третейского суда (избрание третейских судей сторонами или их назначение председателем третейского суда, когда сторона не воспользо¬валась своим правом на избрание) каждая из сторон вправе заявить отвод любому третей¬скому судье или составу третейского суда в целом. Таким образом, разрешение гражданско-правовых споров в порядке третейского разбирательства является действующей на вполне законном основании признанной и эффективной альтернативой государственному правосудию в сфере экономики и предпринимательства. Активное использование этого инструмента будет способствовать не только восстановлению нарушенных прав, но и укреплению доверия между деловыми партнерами.

Леонид БАЛАЯН, арбитр Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ