» » Мнение: Почему выгодно передать дело на рассмотрение третейскому суду
Мнение: Почему выгодно передать дело на рассмотрение третейскому суду
Известно, что все новое – это хорошо забытое старое. Данное жизненное правило универсально и применимо практически во всех сферах общественной жизни. Поскольку самым лучшим регулятором общественных и экономических отношений в демократическом гражданском обществе всегда выступал обычай делового оборота, то законодатель, стремясь максимально удовлетворить потребности общества в правовом регулировании внутренних отношений, очень часто прибегал к использованию уже готовых правовых моделей, заимствуя их из правовых систем других государств или международного права. Поскольку в реальной жизни общества одни и те же отношения между участниками, как правило, были урегулированы одновременно несколькими правовыми нормами, то совершенно очевидно, что один закон в обществе был наиболее востребован, чем другой, и получал, как следствие, большую практику применения. Причины этого, очевидно, кроются в самом обществе - степени его политической и экономической организованности, уровне демократизации общественных институтов, открытости и доступности для граждан основных прав и свобод, других факторах, называть которые не является целью настоящей статьи.
В нашем государстве характерными примерами асимметричности применения схожих по своим целям и задачам правовых актов являются ныне действующие Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Федеральный Закон РФ № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Оба нормативных акта приняты в 2002 году практически одновременно и имеют схожие области применения. Однако, в силу сложившегося традиционализма и известной консервативности юридических кругов первому сразу после подписания Президентом РФ и всеобщего обнародования был гарантирован успех ( в том числе и посредством проводимой государственной политики в области реформирования системы правосудия), а второй был автоматически занесен в арсенал альтернативных способов защиты права.
Попробуем разобраться в том, является ли альтернативность признаком слабости и неэффективности защиты нарушенных прав и свобод. Можно ли вообще доверять такому способу защиты прав, как третейское разбирательство, и насколько надежно оно подкреплено силой закона? Могут ли вообще государственные органы признавать юридическую силу решений третейских судов?

Сразу следует заметить, что вышеуказанные нормативные акты были призваны не конкурировать, а взаимообогащать и дополнять друг друга. За два с лишним года, прошедших с момента вступления их в законную силу, результаты судебно-арбитражной практики показали, что количество дел, рассмотренных арбитражными судами об оспаривании решений третейских судов, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов, а также прекращенных в связи с передачей дела на рассмотрение третейского суда, неуклонно растет. Государственные суды заинтересованы в том, чтобы третейское разбирательство активно использовалось в России, поскольку альтернативные способы разрешения споров не только обеспечивают условия для сохранения и развития деловых партнерских отношений в сфере бизнеса, но и позволяют реально снизить нагрузку на суды. [1]
Реальным признанием важности взаимодействия арбитражных и третейских судов в РФ стало подписание Соглашения о сотрудничестве, заключенного между Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и Торгово-промышленной палатой Российской Федерации 8 апреля 2004 года. Целью данного Соглашения явилась выработка единых подходов к применению Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на практике, содействие и поддержка третейского разбирательства, в том числе на региональном уровне. Таким образом, Высший Арбитражный Суд РФ принял на себя обязанность осуществлять единый анализ судебно-арбитражной и третейской практики рассмотрения споров, вырабатывать единые формы и следить за единообразием и универсальностью применения норм материального и процессуального права. [2]
В основу как АПК РФ, так и ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» были положены основные принципы и положения законодательства о международном торговом арбитраже, а также Нью-Йоркской Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года. [3] Их можно назвать базовыми. Ключевым для понимания уровня взаимодоверия арбитражных и третейских судов является положение статьи 2 АПК РФ о задачах судопроизводства в арбитражных судах, где говорится о содействии становлению и развитию деловых партнерских отношений, формированию обычаев и этики делового оборота. Впервые задача разъяснения сторонам возможности передачи дела на рассмотрение третейского суда получила нормативное закрепление в статье 135 АПК РФ, что предполагает содействие арбитражного суда развитию цивилизованных отношений в сфере предпринимательства и указывает на партнерский характер отношений государственного и негосударственного института защиты прав.
Изначально сама идея альтернативного способа защиты права заложена в статье 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая указывает на третейский суд, как одну из форм судебной защиты гражданских прав наряду с судом общей юрисдикции и арбитражным судом.
В свою очередь АПК РФ закрепляет право выбора сторонами того или иного способа разрешения спора и защиты своих прав – путем обращения в государственный суд как орган публичной власти, осуществляющий правосудие, или в третейский суд, представляющий собой альтернативу государственному судопроизводству. Добровольность выбора сторонами права на обращение в третейский суд гарантируется.
Весомым аргументом невмешательства в деятельность третейского суда являются те нормы АПК РФ, которые:
• • обязывают арбитражный суд оставить без рассмотрения исковое заявление обратившегося в арбитражный суд лица, если после принятия его к производству будет установлено, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, или подобное соглашение будет заключено во время судебного разбирательства (пункты 5 и 6 статьи 148);
• • предписывают прекратить производство по делу, если имеется принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда (пункт 3 части 1 статьи 150).
Особенно важным элементом доверия к деятельности третейских судов следует рассматривать принятие арбитражными судами обеспечительных мер в отношении иска, который рассматривается в третейском суде по заявлению стороны третейского разбирательства (часть 3 статьи 90 АПК РФ). Данная норма взаимосвязана с аналогичным положением статьи 25 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» и статьи 9 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже». Кроме того, арбитражным судам предписано рассматривать дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов. Данная категория дел определяется ст. 31 АПК РФ, при этом четкая регламентация в АПК РФ правил производства по таким делам (гл. 30) является не только важной процессуальной гарантией защиты прав сторон третейского разбирательства, но и мерой, направленной на развитие третейского разбирательства.
Бесспорным аргументом весомости и силы решения третейского суда выступает деятельность государственных арбитражных судов посредством принуждения к исполнению решений третейских судов. Законодательные положения о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов арбитражными судами выступают в качестве гарантии исполнимости решений третейских судов. Существо третейского разбирательства предполагает, что решения третейского суда исполняются добровольно в порядке и сроки, которые установлены в самом решении. Если решение третейского суда не исполнено должником добровольно в установленный срок, у кредитора есть возможность обратиться в арбитражный суд за выдачей исполнительного листа.
Интересно отметить, что допускаемое Арбитражным процессуальным кодексом оспаривание решений третейских судов (статья 230 АПК РФ) является не формой контроля за третейскими судами, а своеобразным способом обеспечения равенства сторон третейского разбирательства, в том числе путем установления баланса между процедурами отмены и принудительного исполнения. Во-первых, отмена решения третейского суда не препятствует вторичному обращению в третейский суд, если такая возможность не утрачена, – за исключением случаев, когда третейское соглашение недействительно либо спор выходит за рамки третейского соглашения (часть 4 статьи 234 АПК РФ, статья 43 Федерального закона «О третейских судах»). Во-вторых, обращение в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда возможно лишь в случае, если третейское соглашение предусматривает таковую возможность. В-третьих, такое обращение не может привести к пересмотру оспариваемого решения по существу, поскольку в соответствии со статьей 233 АПК РФ арбитражный суд вправе проверить решение третейского суда только в ограниченных пределах и отменить его, если имеются серьезные процессуальные нарушения или нарушение основополагающих принципов российского права (или публичного порядка, когда речь идет о решении международного коммерческого арбитража). Перечень оснований для отмены является исчерпывающим.
Понятие основополагающих принципов российского права является неточным, поэтому важно обращать внимание на постепенно вырабатывающуюся судебную арбитражную практику. К примеру, суд кассационной инстанции в одном из своих постановлений указал следующее: «В компетенцию арбитражного суда входит не проверка правильности применения норм материального права третейским судом, а соблюдение им основополагающих принципов права, то есть его основных начал, которые обладают универсальностью, высшей императивностью и особой общезначимостью, поскольку только их нарушение может служить основанием для отмены решения третейского суда» [4]
Таким образом, третейское судопроизводство обоснованно можно отнести к альтернативному способу судебной защиты гражданских прав, определенному в статье 11 ГК РФ. Данная норма не является декларативной, поскольку гарантии данного способа защиты права содержатся, как в процессуальном (АПК РФ, ГПК РФ), так и специальном законодательстве (ФЗ РФ № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации») Кроме того, формирующаяся судебная арбитражная практика ориентирована на приоритет предоставления сторонам права самостоятельно определять форму защиты нарушенных прав., в т.ч. и в вопросах выбора подведомственности дел.

Белых Андрей Борисович
адвокат
судья Третейского суда
для разрешения экономических споров при
Алтайской торгово-промышленной палате


[1]См. материалы конференции в Нижегородской ТПП с участием Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа и Арбитражного суда Нижегородской области (апрель 2004 г.); Межрегиональная конференция в Брянской ТПП с участием Федерального арбитражного суда Центрального округа, Арбитражного суда Брянской области (апрель 2004 г.); семинар в Уральской ТПП с участием Федерального арбитражного суда Уральского округа, Арбитражного суда Свердловской области.
[2] См. также Вестник ВАС РФ, №4, 2005
[3] Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года была подписана СССР уже 29 декабря 1958 года, ратифицирована СССР 24 августа 1960 года и вступила в силу для СССР 22 ноября 1960 г. Интересно, что этот основополагающий документ никогда не был официально опубликован в СССР и России. Впервые он стал доступен широкой публике после того, как был напечатан в Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, № 8, 1993 г., однако и эту публикацию нельзя считать официальной.
Отзыв:

Оценить

Наши авторские проекты
Политики о Третейских судах
Законодательство
АЛППП © 2011-
тел./факс: (8142) 796-288
моб. тел.: +7 921 451 37 91
Яндекс.Метрика